Thyroid scintigraphy in diagnosis of nodular and diffuse thyroid pathology

Cover Page

Abstract


Diagnosis of the causes of thyrotoxicosis (destruction or increased functional activity of the thyroid tissue in nodular and diffuse thyroid pathology) is a key point in determining the management of patients with this pathology. Scintigraphy is the method of choice in differential diagnosis of the causes of thyrotoxicosis assessing the functional state of the thyroid gland. According to variable medical interest, thyroid scintigraphy can be performed using 99mTc-pertechnetate or radioactive iodine isotopes (123I, 124I, 131I). For thyroid uptake evaluation used scintigraphy with 99mTc-pertechnetate radiopharmaceutical, which is not organificates and quickly excretes from thyroid tissue. In case of thyroid iodine pharmacokinetics investigation radiopharmaceuticals labeled by iodine isotopes (123I, 131I, 124I) are used. The review includes original scintigrams, tables and diagrams. Article shows thyroid scintigraphy informativity analysis, evaluates the place and role of the thyroid scintigraphy examinations in modern diagnostic algorithms taking into account the history of the disease, laboratory tests, ultrasound (TIRADS) and result of FNA (Bethesda). Additionally authors focused on existing clinical guidelines analysis. An optimized algorithm for the diagnosis and treatment of diffuse and/or nodular thyroid pathology associated with thyrotoxicosis is proposed.


Full Text

Актуальность

Высокая частота и многообразие заболеваний щитовидной железы (ЩЖ) диктуют необходимость совершенствования лечебно-диагностической тактики. Сцинтиграфия ЩЖ – метод функциональной визуализации на основе радиоактивных изотопов, дополняющий ультразвуковую, лабораторную и морфологическую диагностику заболеваний органа [1].

Целью данного обзора является уточнение диагностической ценности и места сцинтиграфии в дифференциальной диагностике узловой и диффузной патологии ЩЖ.

Радиоактивные изотопы йода были впервые получены в 1934 г. Энрико Ферми. В 1940 г. циклотрон на базе Калифорнийского университета Беркли и Массачусетского технологического института начал производить изотопы йода для медицинских целей. С этого времени началось применение радиоактивного йода для диагностики и лечения пациентов с гипертиреозом и раком ЩЖ. В середине 1960-х гг. для использования в медицинских целях стал доступен технеций-99м-пертехнетат натрия (99mTc-пертехнетат, 99mTcO4Na), получаемый из генератора непосредственно в медицинском учреждении [2–4].

Радиоактивные изотопы йода (123I, 131I) и 99mTc-пертехнетат одинаково захватываются клетками ЩЖ с помощью натрий-йодидного симпортера (NIS), но 99mTc-пертехнетат, в отличие от изотопов йода, не органифицируется и не участвует в синтезе гормонов. После введения в организм максимум накопления 99mTc-пертехнетата в ЩЖ наступает в среднем через 20 мин, после чего он выводится, тогда как максимум накопления йода достигается через 24 ч, так как он проникает в просвет фолликула через внутреннюю мембрану тиреоцита (рис. 1). С помощью сцинтиграфии с 99mTcO4Na можно оценить только функцию захвата радиофармпрепарата (РФП) тиреоцитами, а для изучения полноценной кинетики йода в ЩЖ необходимо исследование с радиоактивными изотопами йода.

 

Рис. 1. Метаболизм 99mТс-пертехнетата (99mTcO4) и радиоактивного йода (123I, 131I) в тиреоците.

 

Суть метода

Введенные в организм радиоизотопы йода или 99mТс-пертехнетата захватываются преимущественно ЩЖ и в меньшей мере другими железистыми органами, содержащими натрий-йодидные симпортеры (слюнные железы, слизистая желудка и др.). Далее на гамма-камере регистрируется гамма-излучение, исходящее из ЩЖ и окружающих тканей, и с помощью программного обеспечения преобразуется в изображение на экране монитора в виде планарного (2D) или объемного снимка (3D) [5, 6].

Применение РФП возможно только при условии соблюдения ряда требований, основными из которых являются безопасность для пациента и минимизация лучевой нагрузки (принцип ALARA) [7].

Для сцинтиграфии ЩЖ стандартно используют 99mTc-пертехнетат, редко 123I, 131I [8]. Также возможно исследование ЩЖ с 124I позитрон-излучающим изотопом для ПЭТ/КТ (в РФ пока недоступен).

99mTc-пертехнетат – наиболее доступный, недорогой, короткоживущий (6 ч) и обладающий низкой энергией (140 кэВ) РФП для сцинтиграфии ЩЖ, использующийся для оценки функции, индекса захвата и распределения в ЩЖ; малоинформативен для визуализации метастазов рака ЩЖ и глубоко эктопированной тиреоидной ткани (возможен ложноотрицательный результат).

123I имеет короткий период полураспада (13 ч), отсутствие бета-излучения (в отличие от 131I) и интенсивное поглощение в ЩЖ относительно фона. Но ввиду его высокой стоимости и сложности производства (нарабатывается в циклотроне), а также сложной логистики заказа и доставки рутинно не применятся для сцинтиграфии ЩЖ.

131I обладает длительным периодом полураспада (8 дней), большей лучевой нагрузкой (высокая доза бета-излучения). В настоящее время редко используется для сцинтиграфии ЩЖ. Низкие (трейсерные) активности 131I используются для изучения фармакокинетики йода в ЩЖ, поиска эктопированной тиреоидной ткани, очагов дифференцированного рака ЩЖ [9–11]. Сравнительные характеристики различных РФП представлены в табл. 1.

 

Таблица 1. Характеристики основных РФП

РФП

Период полураспада, Т1/2

Энергия, кэВ

Достоинства

Недостатки

99mTc

6 ч

140

Короткий период полураспада, быстрая и хорошая визуализация, доступность и простота приготовления РФП

Оценивается только фракция захвата (uptake) тиреоцитами, но не органифицируется и быстро вымывается из тиреоцитов, накопление в сосудах и пищеводе может мешать интерпретации

123I

13,3 ч

159

Хорошая визуализация, низкая доза облучения пациента; не вызывает эффекта “оглушения”, отражает не только захват, но и накопление/выведение

Высокая стоимость, невозможность быстрого приготовления, менее удобен для пациентов, так как необходимо выполнять исследование через 24 ч после введения РФП

131I

8,1 дня

364

Доступная цена, возможность использовать для дозиметрического планирования радиойодтерапии

Высокая энергия гамма-излучения, длительный период полураспада, высокая доза облучения

124I

4,2 дня

511

Используется для визуализации на ПЭТ/КТ (более высокая разрешающая способность метода). Период полураспада позволяет оценить полную кинетику накопления–выведения йода в тиреоцитах. Подходит для дозиметрического планирования радиойодтерапии

В РФ пока недоступен. Дорогое и сложное производство (твердофазная мишень)

 

Техника исследования

Сцинтиграфия ЩЖ выполняется на гамма-камере, оснащенной параллельным низкоэнергетическим коллиматором, размер матрицы 128 × 128 или 256 × 256 пикселей, коэффициент масштабирования (zoom factor) от 1,5 до 2, с набором счета не менее 100000–200000 импульсов. Сцинтиграфия проводится через 15–20 мин после внутривенного введения РФП.

Пациент находится в положении лежа на спине, детектор гамма-камеры располагается максимально близко над шеей. В среднем время исследования 5–10 мин. Важна неподвижность пациента во время проведения процедуры. Для пациентов, страдающих клаустрофобией, исследование может быть выполнено на фоне приема седативных препаратов.

При интерпретации сцинтиграммы необходимо учитывать уровень тиреоидных гормонов в организме пациента (ТТГ, св.Т3, св.Т4), результаты ультразвукового исследования (УЗИ), анамнез заболевания и оценивать следующие параметры: локализацию железы, ее размеры и форму, накопление и распределение РФП.

Проводится оценка функционального состояния ЩЖ с помощью вычисления индекса захвата РФП ЩЖ (рис. 2) в процентах от счета над всем телом (референсный интервал 2–4%) или с использованием специального программного обеспечения (в НМИЦ эндокринологии интервал составляет 0,8–1,7%) [11–13].

 

Рис. 2. Расчет индекса захвата РФП щитовидной железой от счета над всем телом.

 

Задачи сцинтиграфии ЩЖ

  • Оценка размеров, положения, функциональной активности ЩЖ.
  • Выявление аномалий развития ЩЖ (эктопия, дистопия, аберрантная ткань, агенезия).
  • Функциональный статус узловых образований, выявленных по данным УЗИ, определение дополнительных показаний к цитологическому исследованию.
  • Оценка остаточной тиреоидной ткани после тиреоидэктомии перед радиойодтерапией (в отдельных случаях оценка распространенности и активности метастазов в лимфатических узлах шеи).
  • Моделирование терапевтического захвата РФП перед радиойодтерапией (у больных с ЩЖ небольших размеров).
  • Уточняющая диагностика функционального статуса ЩЖ (например, при отмене тиреостатиков перед проведением радиойодтерапии) [1, 13].

Противопоказания

Общие противопоказания для радионуклидных исследований:

  • беременность (случайное проведение сцинтиграфии ЩЖ у беременных не является показанием для прерывания беременности);
  • кормление грудью является относительным противопоказанием к исследованию. В случаях, когда необходимо выполнить исследование, кормление грудью прерывают на 24 ч после исследования с 99mТс-пертехнетатом и на 48 ч после исследования с 123I;
  • общее тяжелое физическое или психическое состояние пациента, препятствующее доставке его в диагностическое отделение [13, 14].

Подготовка к процедуре

В качестве подготовки к сцинтиграфии следует ограничить йодсодержащие продукты, лекарственные препараты на основе йода, а также избегать рентгеноконтрастных процедур [2]. Если предполагается выполнение сцинтиграфии пациенту, которому в предыдущие 6 мес проводилось лечение амиодароном, необходимо заблаговременно поставить в известность врача-радиолога. Рекомендуемые сроки отмены перед сцинтиграфией ЩЖ представлены в табл. 2.

 

Таблица 2. Сроки отмены препаратов/продуктов перед тиреосцинтиграфией

Препараты

Сроки

Тирозол

3 дня

Йодные растворы (люголь), левотироксин

2–3 нед

Морская капуста и морепродукты, йодсодержащие БАД, антисептики с йодом

Рентгеноконтрастные, йодные препараты

1 мес

Амиодарон

3–6 мес

 

Сцинтиграфия и УЗИ

Высокая разрешающая способность современных ультразвуковых аппаратов позволяет оценить вероятность злокачественной природы узла(-ов) по системе TIRADS (Thyroid Imaging Reporting and Data System). Однако при УЗИ невозможно оценить функциональный статус узлов ЩЖ. Тиреосцинтиграфия на данный момент – единственный метод, способный определить автономное функционирование узла(-ов) ЩЖ, дифференцировать другие формы тиреотоксикоза. Гиперфункционирующий (“горячий”) узел ЩЖ редко имеет злокачественную природу. Действующие клинические рекомендации Европейской ассоциации ядерной медицины 2019 г. (European Association of Nuclear Medicine – EANM) предлагают вовсе воздерживаться от тонкоигольной аспирационной биопсии (ТАБ) автономно функционирующих узлов ЩЖ, чтобы избежать необоснованных инвазивных процедур.

Несмотря на то что на основании результатов различных исследований многие авторы рекомендуют интеграцию сцинтиграфии в модель TIRADS, в настоящее время не существует единого мнения о том, какие категории TIRADS являются показанием для выполнения сцинтиграфии [11, 15, 16].

Сцинтиграфия и цитологическое исследование

ТАБ рекомендуется выполнять под ультразвуковым контролем, а для интерпретации результатов цитологического исследования ВОЗ рекомендует использовать единую терминологическую классификацию Bethesda (The Bethesda System for Reporting Thyroid Cytopathology) [17]. Метод ТАБ обладает наибольшей точностью в определении злокачественной природы опухолей ЩЖ при папиллярных карциномах, но невысокой при медуллярных и фолликулярных карциномах ЩЖ. При получении по классификации неоднозначных результатов категории III (атипия неопределенного значения) или IV (фолликулярная неоплазия или подозрение на фолликулярную неоплазию) риск злокачественности составляет от 10 до 30% и 25–40% соответственно. В таких случаях рекомендовано повторное проведение ТАБ с целью решения вопроса о хирургическом вмешательстве. Однако перед этим целесообразно выполнить диагностическую сцинтиграфию, что позволит отобрать только пациентов с нефункционирующими “холодными” узлами для молекулярных исследований или гемитиреоидэктомии [11, 18, 19].

Сцинтиграфия в норме и при различной диффузной и/или узловой патологии ЩЖ

В норме сцинтиграфическое изображение ЩЖ выглядит в виде “бабочки” размерами, близкими к ультразвуковым, локализуясь выше яремной вырезки; с правильным и непрерывным контуром; распределение РФП равномерное, более интенсивное в середине каждой доли; у 10% пациентов выявляется добавочная пирамидальная доля ЩЖ; также отмечается физиологическое накопление РФП в слюнных железах (рис. 3) [11, 14].

 

Рис. 3. Захват 99mТс-пертехнетата в ЩЖ в норме.

 

Сцинтиграфические изображения ЩЖ в первую очередь оцениваются на наличие диффузной и/или узловой патологии, сопоставляются с ультразвуковой картиной. Все узловые образования ЩЖ можно подразделить на три категории: “горячие” (интенсивность накопления РФП существенно выше, чем в окружающей паренхиме ЩЖ) (рис. 4), изофункциональные (интенсивность накопления сопоставима с накоплением в окружающей ткани ЩЖ) и “холодные” (интенсивность меньше, чем в окружающей ткани ЩЖ) [2].

 

Рис. 4. Функциональная автономия узла правой доли ЩЖ на фоне эндогенной супрессии окружающей тиреоидной ткани.

 

Гиперфункционирующие узловые образования ЩЖ, также называемые “автономными”, “автономно функционирующими” или “горячими”, функционируют независимо от гипофизарного контроля и не поддаются влиянию ТТГ. Автономно функционирующие узлы редко содержат клетки рака ЩЖ [29]. В соответствии с последними рекомендациями Американской тиреоидологической ассоциации 2015 г., при обнаружении гиперфункционирующих узлов ТАБ с цитологической оценкой не требуется, так как такие узлы крайне редко бывают злокачественными [21].

“Горячие” узлы злокачественной природы встречаются достаточно редко (до 2,7%) [22]. Более прицельный поиск литературы позволил выявить 77 случаев злокачественных гиперфункционирующих узлов, из них 57% – папиллярный рак, 36% – фолликулярный рак, 7% – Гюртле-клеточный рак ЩЖ. По сравнению со случаями доброкачественных гиперфункционирующих узлов ЩЖ случаи злокачественных “горячих” узлов описаны у более молодых пациентов (средний возраст 57,6 и 47,0 лет соответственно), 78% описанных случаев – у женщин (Ж:М 3,53:1 и 1,65:1 соответственно) [20, 23].

“Холодные” узлы (рис. 5) куда более подозрительны в отношении злокачественной природы, чем “горячие”. Частота рака ЩЖ в “холодных” узлах варьирует в различных источниках литературы, достигая 25% в некоторых клинических выборках [24–26].

По данным литературы, в одном из наиболее крупных исследований из 5637 прооперированных пациентов с “холодными” узлами частота злокачественных новообразований составила 4,6%; несмотря на то что женщин в исследовании было существенно больше (n = 5028), чем мужчин (n = 609), частота рака была значимо ниже у пациентов женского пола с “холодными” узлами (4,2%), чем у мужчин (8,2%). При этом частота злокачественных новообразований ЩЖ у пациентов с одиночным узловым образованием не отличалась от таковой у пациентов с множественными узлами ЩЖ [27].

Токсический многоузловой зоб обычно проявляется неравномерным распределением РФП при высоконормальном или повышенном индексе захвата РФП (рис. 6). Неравномерное распределение РФП соответствует гетерогенности микро- и макроузлов с различной функциональной активностью. Большие гиперфункционирующие узловые образования могут быть ассоциированы с пониженным поглощением РФП в окружающей тиреоидной ткани ЩЖ за счет ее эндогенной супрессии (признак функциональной автономии).

Болезнь Грейвса обычно проявляется равномерно повышенным поглощением РФП в диффузно увеличенной ЩЖ. При этом часто может визуализироваться пирамидальная долька (рис. 7).

 

Рис. 5. Гипофункционирующий (“холодный”) узел левой доли ЩЖ, при сохраненной нормальной функции правой доли ЩЖ.

 

Рис. 6. Многоузловой токсический зоб (функциональная автономия левой доли ЩЖ, сочетанная с гиперфункционирующими узловыми образованиями правой доли).

 

Рис. 7. Болезнь Грейвса (диффузно-неоднородно повышенный захват РФП в обеих долях ЩЖ с пирамидальной долькой).

 

Индекс захвата РФП (uptake) при болезни Грейвса чаще всего значительно выше референсного интервала [28]. Иногда встречается нетипичная сцинтиграфическая картина, особенно в случае сочетания болезни Грейвса и узлового зоба.

Для дифференциальной диагностики болезни Грейвса также рекомендуется определение уровня антител к рецептору ТТГ, а при наличии узловых образований с учетом их эхографических особенностей (TIRADS ≥ 4) и размера более 1 см показана ТАБ.

При тиреоидите Хашимото на сцинтиграмме ЩЖ, как правило, увеличена в размерах. Захват РФП может быть повышен в начале заболевания (идентично картине при болезни Грейвса), со снижением захвата в более поздние сроки – “островковое”, “мозаичное” неравномерное распределение РФП с чередованием участков повышенного и пониженного захвата индикатора или равномерный диффузный сниженный захват радиоиндикатора в обеих долях ЩЖ. Нередко отмечается полное отсутствие захвата на сцинтиграмме, что характерно для деструктивного тиреоидита (рис. 8–10).

 

Рис. 8. Аутоиммунный тиреоидит (сниженный захват РФП в обеих долях ЩЖ).

 

Рис. 9. Аутоиммунный тиреоидит с псевдоузлами (неоднородное накопление РФП в ЩЖ, с участками повышенной и сниженной аккумуляции РФП, при отсутствии узловых образований по данным УЗИ).

 

Рис. 10. Деструктивный тиреоидит (ЩЖ не визуализируется).

 

Аутоиммунный тиреоидит чаще всего хорошо распознается при ультразвуковом исследовании и подтверждается с помощью лабораторных исследований, однако природу тиреотоксикоза на его фоне (вследствие гиперфункции или деструкции ЩЖ) можно выяснить только при сцинтиграфии [13, 29].

Лечение амиодароном, лекарственным препаратом, применяющимся в кардиологии для лечения различных форм нарушения сердечного ритма (содержащим крайне высокую концентрацию йода), является частой причиной возникновения деструктивного тиреоидита [30, 31]. Намного реже терапия амиодароном провоцирует развитие диффузного токсического зоба или узловой функциональной автономии.

Дифференциальная диагностика между 1 и 2 типом амиодарон-индуцированного тиреотоксикоза (АИТ) является сложной задачей, поскольку не существует оптимального высокоспецифичного диагностического теста [32].

Большинство европейских и американских эндокринологов, хотя и отдают предпочтение ультразвуковому исследованию (при АИТ 1 типа васкуляризация повышена, при 2 типе – снижена), но предлагают дополнять его сцинтиграфией ЩЖ. При этом сцинтиграфия ЩЖ с 99mTc-пертехнетатом или 123I обладает низкой диагностической ценностью, так как амиодарон, имея период полувыведения из организма от 30 дней до нескольких месяцев, потенцирует длительную йодную блокаду ЩЖ. В этом случае у пациентов с АИТ 1 типа может быть снижен индекс захвата РФП по причине того, что поглощение РФП ингибируется высокими внутритиреоидными концентрациями йода [33–36].

Ряд исследований показывают большую эффективность сцинтиграфии ЩЖ с 99mTc-технетрилом (MIBI) по сравнению с УЗИ и сцинтиграфией с 99mTc-пертехнетатом при дифференциальной диагностике 1 и 2 типа АИТ [37].

Данный РФП захватывается тиреоцитами путем диффузии через клеточную мембрану, минуя натрий-йодидный симпортер (NIS).

Поглощение 99mTc-технетрила (MIBI) увеличивается в клетках тканей с высоким метаболизмом, таких как гиперфункционирующая ткань ЩЖ. И наоборот, поглощение РФП снижается или отсутствует в ткани ЩЖ в состоянии деструкции желез и фиброза.

При 2 типе АИТ, протекающем подобно деструктивному тиреоидиту, отмечается резко сниженный захват 99mTc-технетрила или его полное отсутствие. При 1 типе АИТ, протекающем по типу болезни Грейвса или функциональной автономии, захват РФП нормальный или повышенный. Также при смешанной форме АИТ часто отмечается низконормальный захват РФП. Однако следует отметить, что эффективность сцинтиграфии ЩЖ с 99mTc-технетрилом при АИТ еще требует доказательств в больших проспективных исследованиях [38].

Показания к сцинтиграфии ЩЖ

Радионуклидное исследование ЩЖ является методом выбора при лабораторно подтвержденном тиреотоксикозе [13].

Клинические рекомендации к проведению сцинтиграфии противоречивы. Американская тиреоидологическая ассоциация предлагает проведение процедуры только в случае “низкого или низконормального ТТГ”. В то же время Американская ассоциация эндокринологов и Европейская ассоциация эндокринологов рекомендуют рассмотреть возможность выполнения сцинтиграфии для исключения гиперфункции (функциональной автономии) узловых образований ЩЖ даже при нормальном ТТГ у пациентов в йододефицитных регионах [21, 39].

В Германии, например, сцинтиграфия ЩЖ часто выполняется у пациентов, имеющих узлы более 10 мм независимо от уровня ТТГ [40].

Заключение

Сцинтиграфия является единственным способом визуализации функциональной активности ЩЖ и используется для дифференциальной диагностики причин тиреотоксикоза (деструкция или повышенная функциональная активность тиреоидной ткани при узловой и диффузной патологии ЩЖ).

На рис. 11 представлен оптимальный алгоритм диагностики узловой и/или диффузной патологии ЩЖ при сниженных значениях ТТГ, согласующийся с клиническими рекомендациями Российской ассоциации эндокринологов по диагностике и лечению узловой патологии у взрослых 2016 г. [41].

 

Рис. 11. Алгоритм диагностики узловой и/или диффузной патологии ЩЖ при сниженных значениях ТТГ.

 

Дополнительная информация

Конфликт интересов. Все авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов: все авторы принимали участие в наблюдении пациента, внесли значимый вклад в подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией.

About the authors

Pavel O. Rumyantsev

Endocrinology Research Centre

Email: pavelrum@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-7721-634X
SPIN-code: 7085-7976

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD

Mikhail V. Degtyarev

Endocrinology Research Centre

Email: germed@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5652-2607
SPIN-code: 7725-7831

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD

Dali S. Dzeytova

Endocrinology Research Centre

Author for correspondence.
Email: dzdali@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-3071-4314
SPIN-code: 8761-7619

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD

Alexey A. Trukhin

Endocrinology Research Centre

Email: alexey.trukhin12@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-5592-4727
SPIN-code: 4398-9536

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

Konstantin Y. Slashchuk

Endocrinology Research Centre

Email: slashuk911@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-3220-2438
SPIN-code: 3079-8033

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

Marina S. Sheremeta

Endocrinology Research Centre

Email: marina888@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-3785-0335
SPIN-code: 7845-2194

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD

Sergey S. Serzhenko

Endocrinology Research Centre

Email: vv1ld@yandex.com
ORCID iD: 0000-0003-2326-1396
SPIN-code: 4713-8986

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD

Valentina S. Yasuchenia

Endocrinology Research Centre

Email: loveissiberia@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-7624-7953
SPIN-code: 3810-5848

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD

Yaroslav I. Sirota

Endocrinology Research Centre

Email: yaroslawsirota@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-0613-9543

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

References

  1. Фадеев В.В., Мельниченко Г.А. Классификация и общие подходы к диагностике заболеваний щитовидной железы // Тиронет. Сайт для специалистов здравоохранения. – 2000. – №1. [Fadeev VV, Mel’nichenko GA. Klassifikatsiya i obshchie podkhody k diagnostike zabolevanii shchitovidnoi zhelezy. Tironet. Sayt dlya spetsialistov zdravookhraneniya. 2000;(1). (In Russ.)]
  2. Durski JM, Bogsrud TV. Nuclear medicine in evaluation and therapy of nodular thyroid. In: Durski JM. Thyroid Nodules. Diagnosis and Management. Part of the Contemporary Endocrinology book series. 2018. Р. 35-62. https://doi.org/10.1007/978-3-319-59474-3_4.
  3. Bonnema SJ, Hegedus L. Radioiodine therapy in benign thyroid diseases: effects, side effects, and factors affecting therapeutic outcome. Endocr Rev. 2012;33(6):920-980. https://doi.org/10.1210/er.2012-1030.
  4. Becker DV, Sawin CT. Radioiodine and thyroid disease: the beginning. Semin Nucl Med. 1996;26(3):155-164. https://doi.org/10.1016/S0001-2998(96)80020-1.
  5. Елишев В.Г., Хуснутдинов Р.Д., Ершова Е.В. Роль радиоизотопной диагностики в выявлении патологии щитовидной железы // Тюменский медицинский журнал. – 2013. – Т. 15. – №4. – С. 29-32. [Elishev VG, Khusnutdinov RD, Ershova EV. Rol’ radioizotopnoi diagnostiki v vyyavlenii patologii shchitovidnoi zhelezy. Tyumenskii meditsinskii zhurnal. 2013;15(4):29-32. (In Russ.)]
  6. Кадочникова С.Ю., Шубина Ю.А., Мирхалеева Д.М. Роль сцинтиграфии в диагностике новообразований щитовидной железы // Тюменский медицинский журнал. – 2014. – Т. 16. – №4. – С. 24-25. [Kadochnikova SYu, Shubina YuA, Mirkhaleeva DM. Rol’ stsintigrafii v diagnostike novoobrazovanii shchitovidnoi zhelezy. Tyumenskii meditsinskii zhurnal. 2014; 16(4):24-25. (In Russ.)]
  7. Лишманов Ю.Б., Чернов В.И. Радионуклидная диагностика для практических врачей. – Томск: STT, 2004. – 394 c. [Lishmanov YuB, Chernov VI. Radionuklidnaya diagnostika dlya prakticheskikh vrachei. Tomsk: STT; 2004. 394 р. (In Russ.)]
  8. Martin WH, Sandler MP, Gross MD. Thyroid, parathyroid, and adrenal gland imaging. In: Practical Nuclear Medicine. Springer Nature Switzerland AG.; 2006. Р. 247-272. https://doi.org/10.1007/1-84628-018-4_13.
  9. Sarkar SD, Becker DV. Thyroid uptake and imaging. In: Becker KL, ed. Principles and practice of endocrinology and metabolism. Lippincott, Philadelphia; 1995. Р. 307-313.
  10. Sarkar SD. Thyroid gland. In: The pathophysiologic basis of nuclear medicine: second edition. Springer Nature Switzerland AG.; 2015. Р. 261-280. https://doi.org/10.1007/978-3-319-06112-2_7.
  11. Giovanella L, Avram AM, Iakovou I, et al. EANM practice guideline/SNMMI procedure standard for RAIU and thyroid scintigraphy. Eur J Nucl Med Mol Imaging. 2019;46:2514-2525. https://doi.org/10.1007/s00259-019-04472-8.
  12. Meller J, Becker W. The continuing importance of thyroid scintigraphy in the era of high-resolution ultrasound. Eur J Nucl Med Mol Imaging. 2002;29(Suppl):425-430. https://doi.org/10.1007/s00259-002-0811-8.
  13. Румянцев П.О., Фомин Д.К. Радионуклидные методы исследования в эндокринологии. В кн.: Абдулхабирова Ф.М., Андреева Е.Н., Артемова А.М., и др. Эндокринология. Национальное руководство / Под ред. И.И. Дедова, Г.А. Мельниченко. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2019. – С. 172-177. [Rumyantsev PO, Fomin DK. Radionuklidnye metody issledovaniya v ehndokrinologii. In: Abdulkhabirov FM, Andreyev EN, Artemova AM, et al. Endocrinology. National guidelines. Ed. by Dedov II, Melnichenko GA. 2nd ed., revised and updated. Moscow: GEOTAR-Media; 2019. Р. 172-177. (In Russ.)]
  14. Piciu D. The radiation protection. In: Piciu D. Nuclear Endocrinology. Springer Nature Switzerland AG.; 2012. Р. 23-26. https://doi.org/10.1007/978-3-642-25014-9.
  15. Schenke S, Seifert P, Zimny M, et al. Risk stratification of thyroid nodules using Thyroid Imaging Reporting and Data System (TIRADS): the omission of thyroid. J Nucl Med. 2019;60(3): 342-347. https://doi.org/10.2967/jnumed.118.211912.
  16. Kwak JY, Han KH, Yoon JH, et al. Thyroid imaging reporting and data system for US features of nodules: a step in establishing better stratification of cancer risk. Radiology. 2011;260(3):892-899. https://doi.org/10.1148/radiol.11110206.
  17. Ali SZ, Cibas ES. The Bethesda system for reporting thyroid cytopathology. Springer Nature Switzerland AG.; 2010. 174 р. https://doi.org/10.1007/978-0-387-87666-5.
  18. Ross DS, Cooper DS, Mulder JE. Evaluation and management of thyroid nodules with indeterminate cytology. UptoDate; 2018.
  19. Lima MJ, Soares V, Koch P, et al. Autonomously hyperfunctioning cystic nodule harbouring thyroid carcinoma – case report and literature review. Int J Surg Case Rep. 2018;42:287-289. https://doi.org/10.1016/j.ijscr.2018.01.002.
  20. Mirfakhraee S, Mathews D, Peng L, et al. A solitary hyperfunctioning thyroid nodule harboring thyroid carcinoma: review of the literature. Thyroid Research. 2013;6(1):7. https://doi.org/10.1186/1756-6614-6-7.
  21. Haugen BR, Alexander EK, Bible KC, et al. 2015 American Thyroid Association management guidelines for adult patients with thyroid nodules and differentiated thyroid cancer: The American Thyroid Association guidelines task force on thyroid nodules and differentiated thyroid cancer. Thyroid. 2016;26(1):1-133. https://doi.org/10.1089/thy.2015.0020.
  22. Дубский С.В., Чойнзонов Е.Л., Фролова И.Г., Фомина Н.Ю. Комплексная диагностика рака щитовидной железы // Сибирский онкологический журнал. – 2006. – №2. – С. 62-67. [Dubskiy SV, Choynzonov EL, Frolova IG, Fomina NYu. Kompleksnaia diagnostika raka shchitovidnoi zhelezy. Sibirskii onkologicheskii zhurnal. 2006;(2):62-67. (In Russ.)]
  23. Nagai GR, Pitts WC, Basso L, et al. Scintigraphic hot nodules and thyroid carcinoma. Clin Nucl Med. 1987;12(2):123-127. https://doi.org/10.1097/00003072-198702000-00010.
  24. Tonacchera M, Pinchera A, Vitti P. Assessment of nodular goitre. Best Pract Res Clin Endocrinol Metab. 2010;24(1):51-61. https://doi.org/10.1016/j.beem.2009.08.008.
  25. Фадеев В.В. Узловые образования щитовидной железы. Международные алгоритмы и отечественная клиническая практика // Врач. – 2002. – №7. – С. 12-16. [Fadeev VV. Uzlovye obrazovaniia shchitovidnoi zhelezy. Mezhdunarodnye algoritmy i otechestvennaia klinicheskaia praktika. Vrach. 2002;(7):12-16. (In Russ.)]
  26. Kwekkenboom DJ, Krenning EP. Research of a thyroid gland in nuclear medicine. Thyroid international. 2002;4:34.
  27. Belfiore A, la Rosa GL, la Porta GA, et al. Cancer risk in patients with cold thyroid nodules: relevance of iodine intake, sex, age, and multinodularity. Am J Med. 1992;93(4):363-369. https://doi.org/10.1016/0002-9343(92)90164-7.
  28. Elgazzar AH. Parathyroid gland. In: The pathophysiologic basis of nuclear medicine: second edition. Springer Nature Switzerland AG.; 2006. Р. 222-237. https://doi.org/10.1007/978-3-540-47953-6_8.
  29. Sarkar SD. Benign thyroid disease: what is the role of nuclear medicine? Semin Nucl Med. 2006;36(3):185-193. https://doi.org/10.1053/j.semnuclmed.2006.03.006.
  30. Basaria S, Cooper DS. Amiodarone and the thyroid. Am J Med. 2005;118(7):706-714. https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2004.11.028.
  31. Premawardhana LD, Parkes AB, John R, et al. Thyroid peroxidase antibodies in early pregnancy: utility for prediction of postpartum thyroid dysfunction and implications for screening. Thyroid. 2004;14(8):610-615. https://doi.org/10.1089/1050725041692828.
  32. De Leo S, Braverman LE. Amiodarone-induced thyroid dysfunction – the thyroid and its diseases. Springer Nature Switzerland AG.; 2019. Р. 417-433. https://doi.org/10.1007/978-3-319-72102-6_30.
  33. Harjai KJ, Licata AA. Effects of amiodarone on thyroid function. Ann Intern Med. 1997;126(1):63-73. https://doi.org/10.7326/0003-4819-126-1-199701010-00009.
  34. Tsang W, Houlden RL. Amiodarone-induced thyrotoxicosis: a review. Can J Cardiol. 2009;25(7):421-424. https://doi.org/10.1016/S0828-282X(09)70512-4.
  35. Martino E, Bartalena L, Bogazzi F, Braverman LE. The effects of amiodarone on the thyroid. Endocr Rev. 2001;22(2):240-254. https://doi.org/10.1210/edrv.22.2.0427.
  36. Daniels GH. Amiodarone-induced thyrotoxicosis. J Clin Endocrinol Metab. 2001;86:3-8. https://doi.org/10.1210/jcem.86.1.7119.
  37. Piga M, Cocco MC, Serra A, et al. The usefulness of 99mTc-sestaMIBI thyroid scan in the differential diagnosis and management of amiodarone-induced thyrotoxicosis. Eur J Endocrinol. 2008;159(4):423-429. https://doi.org/10.1530/ EJE-08-0348.
  38. Santos A, Zantut-Wittmann D, Nogueira R, et al. 99mTc-sestamibi thyroid uptake in euthyroid individuals and in patients with autoimmune thyroid disease. Eur J Nucl Med Mol Imaging. 2005;32(6):702-707. https://doi.org/10.1007/s00259-004-1728-1.
  39. Gharib H, Papini E, Paschke R, et al. for the AACE/AME/ETA Task Force on Thyroid Nodules. American Association of Clinical Endocrinologists, Associazione Medici Endocrinologi, and European Thyroid Association medical guidelines for clinical practice for the diagnosis and management of thyroid nodules. Endocr Pract. 2010;16(Suppl 1):1-43. https://doi.org/10.4158/10024.GL.
  40. Musholt TJ, Clerici T, Dralle H, et al. German Association of Endocrine Surgeons practice guidelines for the surgical treatment of benign thyroid disease. Langenbeck’s Arch Surg. 2011;396(5): 639-649. https://doi.org/10.1007/s00423-011-0774-y.
  41. Бельцевич Д.Г., Ванушко В.Э., Мельниченко Г.А., и др. Клинические рекомендации Российской ассоциации эндокринологов по диагностике и лечению (много)узлового зоба у взрослых. – М., 2016. – 9 с. [Bel’tsevich DG, Vanushko VE, Mel’nichenko GA, et al. Klinicheskie rekomendatsii Rossiiskoi assotsiatsii endokrinologov po diagnostike i lecheniiu (mnogo)uzlovogo zoba u vzroslykh. Moscow; 2016. 9 р. (In Russ.)]

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Fig. 1. Metabolism of 99mTc-pertechnetate (99mTcO4) and radioactive iodine (123I, 131I) in thyrocyte.

View (69KB) Indexing metadata
2.
Fig. 2. The calculation of the index of the capture of the radiopharmaceutical by the thyroid gland from the account over the whole body.

View (61KB) Indexing metadata
3.
Fig. 3. Capture of 99mTc-pertechnetate in the thyroid gland is normal.

View (93KB) Indexing metadata
4.
Fig. 4. Functional autonomy of the node of the right lobe of the thyroid gland against the background of endogenous suppression of the surrounding thyroid tissue.

View (37KB) Indexing metadata
5.
Fig. 5. Hypofunctioning (“cold”) node of the left thyroid lobe, while maintaining normal function of the right thyroid lobe.

View (97KB) Indexing metadata
6.
Fig. 6. Multinodular toxic goiter (functional autonomy of the left thyroid lobe, combined with hyperfunctioning nodular formations of the right lobe).

View (89KB) Indexing metadata
7.
Fig. 7. Graves' disease (diffuse-heterogeneously increased radiopharmaceutical uptake in both thyroid lobes with a pyramidal lobule).

View (40KB) Indexing metadata
8.
Fig. 8. Autoimmune thyroiditis (decreased seizure of radiopharmaceutical in both lobes of the thyroid gland).

View (87KB) Indexing metadata
9.
Fig. 9. Autoimmune thyroiditis with pseudo-nodes (heterogeneous radiopharmaceutical accumulation in the thyroid gland, with areas of increased and decreased radiopharmaceutical accumulation, in the absence of nodular formations according to ultrasound data).

View (94KB) Indexing metadata
10.
Fig. 10. Destructive thyroiditis (thyroid is not visualized).

View (101KB) Indexing metadata
11.
Fig. 11. Diagnostic algorithm for nodal and / or diffuse thyroid pathology with reduced TSH values.

View (299KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 194

PDF (Russian) - 94

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 Rumyantsev P.O., Degtyarev M.V., Dzeytova D.S., Trukhin A.A., Slashchuk K.Y., Sheremeta M.S., Serzhenko S.S., Yasuchenia V.S., Sirota Y.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies